Skip to main content

Full text of "Rossīi︠a︡ i Inonīi︠a︡"

See other formats


Соо^к 



ТЬ1К 1К а (11§1[а1 сору оГ а Ьоок [Ьа[ \уак ргсксг\чх1 Гог §спсга[10пк оп ИЬгагу кЬс1уск ЬсГогс 1[ \уак сагсГиИу ксаппо*! Ьу Ооо§1с ак рап оГ а рго]сс[ 

10 таке Ше адогШ'в Ьоокв и15С0УегаЫс опИпс. 

11 Ьав вигиуеи \ощ епои^ Гог Ше соругх^Ы ю схршс ап*! (Ьс Ьоок (о сШсг (Ьс риЬИс иота1п. А риЬИс иота1п Ьоок 1в опе (Ьа! адав пеуег 5иЬ]сс[ 
(о соруг1§111 ОГ щЬове 1е§а1 соругх^Ы 1епп Ьав ехрша!. \\'Ьс1Ьсг а Ьоок 15 111 (Ьс риЫ1с йотат тау уагу соип(гу Ю соиШгу. РиЬИс (1ота111 Ьоокк 
аге оиг §а1е'А'аув Ю (Ье рав1, гергевепНп^ а адеаКЬ оГ Ьхвйгу, сиИиге апи кпо'А'1еи§е (ЬаГв оЛеп ШИсиИ Ю Швсоусг. 

Магкв, поиНопв апи оШег та1§1паИа ргевеШ 1п (Ье 0Г1§1па1 Уо1ите 'А'111 арреаг т (1115 Й1е - а гетхпиег оГ 1Ь1К Ьоок'к 1оп§ |оигпсу Ггот [Ьс 
риЬИкЬсг 1о а ИЬгагу ап*! ГтаИу 1о уои. 

Ооо§1с 15 ргои(1 1о рагШсг \У11Ь ИЬгапев Ю (И^Шге риЬИс иота1п та1ег1а1в апи таке Лет 'А'1ие1у ассе551Ые. РиЬИс йотат Ьоокк Ье1оп§ ю [Ьс 
риЫ1С ап*! \ус агс тсгс1у [Ьс1г сивюйхапв. Кеуег(]1е1е55, 0115 адогк 15 ехреп51Уе, 5о 1п огйег (о кеер ргоУ1»11п§ (1115 ге5оигсе, 'Л'е Ьауе (акеп 51ср5 [о 
ргс\'сп[ аЬи5с Ьу соттсгс1а1 раг[1С5, 1пс1и(11п§ р1ас1п§ [ссЬ111са1 ГС5[Г1С[Ю115 он аи[ота[сс1 ^ис^у^п§. 
\\'с а150 акк [Ьа[ уои: 

+ Маке поп-соттета1 ихе о/1ке_(Ие5 \\'с (1с51§псс1 Ооо§1с Воок ЗсагсЬ Гог и5С Ьу 1П(11У1(1иа15, ап*! \ус гсцис5[ 1Ьа[ уои и5С [Ьс5С Г11с5 Гог 
рег50па1, поп-соттегс1а1 ригро5е5. 

+ Ке/гатрГ)т ашотшей диегут§ IX) по1 5епи аи1ота[С(1 цисг1С5 оГ апу 50Г[ [о Ооо§1с'5 5у5[ст: 1Г уои агс со11(1ис[111§ гс5сагсЬ оп тасЫпс 
[гап51айоп, орНса! сЬагасйг гесо§п1Йоп ог оШег агеа5 адЬеге ассе55 (о а 1а1§с атои11[ оГ [сх[ 15 Ьс1рГи1, р1са5с со11[ас[ и5. \\'с спсоига^с [Ьс 
и5е оГ риЬИс иота1п та(ег1а15 Гог (]1е5е ригро5е5 апи тау Ье аЫе Ю 11е1р. 

+ Матшт аипЬшюпТЪе Ооо§,\е "'А'а1егтагк" уои 5ее оп еасЬ Й1е 15 е55еп[1а1 Гог 1пГогт1П§рсор1саЬои[ [Ык рго]сс[ апс1Ьс1р1П§ [Ьст Ипс1 
а(1»11иопа1 та1ег1а15 (Ьгои^Ь Ооо§1е Воок ЗеагсЬ. Р1еа5е йо по1 гетоуе И 

+ Кеер и 1е^а1 \\'Ьа[сусг уоиг и5С, гстетЬег (Ьа! уои аге ге5рОП51Ые Гог еп5иг1П§ [Ьа[ \уЬа[ уои агс д.а'\щ 15 1с§а1. Во 110[ а55итс [Ьа[ ]и5[ 
Ьссаи5с \ус ЬсИсус а Ьоок 15 111 [Ьс риЫ1с йотат Гог и5ег5 1п (Ье Ш11еи 8(а(е5, (Ьа! (Ье адогк 15 а150 т (Ье риЫ1с иота1п Гог и5ег5 1п о(Ьег 
сои11[пс5. \\'Ьс[Ьсг а Ьоок 15 5[1И т соруг1§Ь( уаг1е5 Ггот соип(гу (о соип(гу, ап(1 аде сап'( оГГсг §и1(1апсс оп 'Л'Ьс(Ьсг апу 5рес1Йс и5с оГ 
апу 5рес1Йс Ьоок 15 аИо'Л'еи. Р1еа5е йо по( а55ите (Ьа( а Ьоок'5 арреагапсс 1П Ооо§1с Воок ЗсагсЬ тсап5 ![ сап Ьс и5С(1 1П апу шаппсг 
апуадЬеге 1п (Ье адогШ. Соруг1§Ь( 1пГг1п§етеп( ИаЬ1И^ сап Ье яи1(е 5еуеге. 

АЬои( Ооо^е Воок ^агсЬ 

Ооо§1с'5 т15510п 15 [О ог§ап1^:с [Ьс \уог1с1'5 1пГогта[10п апс1 [о такс ![ ип1УСГ5а11у ассс551Ыс апс1 и5сГи1. Ооо§1с Воок ЗсагсЬ Ьс1р5 п;ас1сг5 
(115СОУСГ [Ьс \уог1(1'5 Ьоок5 \уЬ11с Ьс1р1П§ аи[Ьог5 ап(1 риЬИ5Ьсг5 гсасЬ пел аи(11СПСС5. Уои сап 5сагсЬ [Ьгои§Ь [Ьс Ги11 1сх1 оГ |Ы5 Ьоок оп [Ьс \усЬ 

а[ |Ь.1111р : //Ьоокз . доод1е . сот/| 



Соо^к 



Это цифровая коиия книги, хранящейся для потомков на библиотечных полках, прежде чем ее отсканировали сотрудники 

компании Соо^1е в рамках ироекта, цель которого - сделать книги со всего мира доступными через Интернет. 

Прошло достаточно много времени для того, чтобы срок действия авторских ирав на эту книгу истек, и она иерешла в свободный 

доступ. Книга переходит в свободный доступ, если на нее не были поданы авторские ирава или срок действия авторских ирав 

истек. Переход книги в свободный доступ в разных странах осуществляется ио-разному. Книги, перешедшие в свободный доступ, 

это наш ключ к прошлому, к богатствам истории и культуры, а также к знаниям, которые часто трудно найти. 

В зтом файле сохранятся все пометки, примечания и другие записи, существующие в оригинальном издании, как ттаиомиттапис 

о том долгом пути, который книга прошла от издателя до библиотеки и в конечном итоге до Вас. 

Правила использовапия 

Компания Соо§1о гордится том, что сотрудничает с библиотеками, чтобы иоровссти книги, исрсшодн1ио в свободный доступ, в 
цифровой формат и сделать их широкодоступными. Книги, перешедшие в свободный доступ, принадлежат обществу, а мы лишь 
хранители этого достояния. Тем не менее, эти книги достаточно дорого стоят, поэтому, чтобы и в дальнейшем предоставлять 
этот ресурс, мы иредириняли некоторые действия, иредотвраш^1юпще коммерческое использование книг, в том числе установив 
технические ограничения на автоматические запросы. 
Мы такж:е иросим Вас о следующем. 

• Не исиользуйте файлы в коммерческих целях. 

Мы разработали программу Поиск книг Ооо§1е для всех иа'шзователей, иоэтому исиользуйте эти файлы только в личных, 
некоммерческих целях. 

• Но отправляйте автоматические запросы. 

Не отправляйте в систему Соо§1е автоматп^1еские запросы любого вида. Если Вы занимаетесь изучением систем матнинного 
перевода, оптического распознавания символов или других областей, где доступ к болыному количеству текста может 
оказаться полезным, свяжитесь с нами. Для этих целей мы рекомендуем использовать материалы, перешедшие в свободный 
доступ. 

• Не удаляйте атрибуты Соо§1е. 

В каждом файле есть "водяной знак" Соо§1е. Он иозволяет пользователям узнать об этом проекте и иомо1ает им найти 
дополнительные материалы ири помощи программы Поиск книг Сооё1с. Не удаляйте его. 

• Делайте это законно. 

Независимо от того, что Вы исиользуйте, не забудьте проверить :1ак01Н10Сть своих действий, за которые Вы несете полную 
ответственность. Не думайте, что если книга иерешла в свободный доступ в США, то ее на этом основании могут 
исиользовать читатели из других стран. Условия для перехода книги в свободный доступ в разных странах различны, 
иоэтому нет единых правил, иозволяюшдх определить, можно ли в определенном случае исиользовать определенную 
книгу. Не думайте, что если книга появилась в Поиске книг Соо§1е, то ее можно исиатьзовать как у10дно и 1де угодно. 
Наказание за нарушение авторских ирав может быть очень серьезным. 

О программе Поиск кпиг Сооё1е 

Миссия Соо§1е состоит в том, чтобы организовать мировую информацию и сделать ее всесторонне доступной и полезной. 
Пр01-рамма Поиск книг Соо§1е иомохает пользователям найти книги со всего мира, а авторам и издателям - новых читателей. 
Полиотекстовый поиск ио этой книге молено выполнить иа ст]>аиице [ЬЪЪр ; //Ьоокв . §оо§1е . сош/ 1 



ш 



1'ВОРЕНТУ ОР ^ 



■1> 



■,-У 



■; Т 1 Л V ЬК 1 Т -У! 



1№АМ0РР-РА8иММ1К 

Р^88^АN^^N^INОN1ЕN 
АN^РЕ^ виЕЬУ 

СНР18ТиЗ 15Т ЕРЗТАЫОЕМ 
ЗЕРОЕи ^Е88ЕNIN 

ОЕР КАМЕНАО 
1М0М1ЕМ 



УЕК1Аа „ЗКУТНЕМ" / ВЕКиN 



'•'ИЛМ1/, /€лги/^//>>Л Уп^и'ги'е/и , 



ИВАНОВЪ-РАЗУМНИКЪ 

Р0СС1Я и ИН0Н1Я 

АНДРЕЙ БЪЛЫЙ 

ХРИСТОСЪ ВОСКРЕСЕ 

СЕРГ-ЬЙ ЕСЕНИНЪ 

ТОВАРИЩЪ 
ИН0Н1Я 



ИЗДАТЕЛЬСТВО .СКИвЫ" / БЕРЛИНЪ 






Право собственностн вакрЪплено аа издательствомъ 
во всЬхъ ст|>анахъ, гдЪ вто допускается ваконами. 



А11е КесЬ^е уогЬеЬа1(еп, 
1П8Ьежопс1еге ёая 0Ьег8е121т;8гесЬ^. 



Соруп^Ь! Ьу Ес111ог (,,5су1Ь1а11в*') 

1920. 






Р0С1Я и ИН0Н1Я. 



Росс1Я, — Ты нывЪ — НевЬста . . . 
Пр1е1сли — ВЪсть — Весны . . . 

Андрей БЪлый. 

ОбЪщаю вамъ градъ Инонио, 
ГдЪ живеть божество живыхъ. 

Сергей Есенинъ. 



1. 

Христ1анство и Сощализмъ. 

А\я однихъ противопоставлен1е это — кощун- 
ственно и плоско, ибо Христ1анство для нихъ — 
безмерно больше, чЪмъ великая вселенская идея, а 
Соц1ализмъ безконечно меньше, чЪмъ релипозное 
шровоззрЪн1е : лишь соц1ально-политическая про- 
грамма. 

Дая другихъ сопоставлен1е это никчемно и „от- 
стало'^ ибо Христосъ для нихъ — безмерно меньше, 
чЪмъ вЪчный м1ровый символъ, а Соц1ализмъ — без- 
конечно больше, ч^мъ м1ровоззр'Ьн1е: в'Ьра ихъ жизни 
и смерти. 

Первые — не видятъ „новаго вознесен1я'' человЪче- 
скаго духа за соц1ально- политической схемой истори- 
ческаго соцхализма. Вторые — заслоняютъ — въ сво- 
емъ пониман1и вЪчно жив]гю м1ровую идею мертвымъ 
скелетомъ историческаго христ1анства. И тЬ и друг1е 
— не видятъ за деревьями л'Ьса. 

Ибо есть Христ1анство и христ1анство. 

Есть Соц1ализмъ и соц1ализмъ. 

Не „плоско" и не „отстало", не „кощзгнственно" 
и не „никчемно" сопоставлять и противопоставлять 
другъ другу дв'Ь вселенск1я идеи, двЪ м1ровыя волны, 
идущ1я одна всл'Ьдъ за другою, сметающ1я собою М1ръ 
старый, ВЫНОСЯЩ1Я насъ съ собою въ М1ръ новый. 
Историчесюй соц1ализмъ — есть и всегда будетъ 
тЪмъ самымъ, чЪмъ всегда была христ1анская церковь: 
софально- культурной силой, которая безпрерывно 



— 8 — 

сменяться будеть новыми формами, въ связи съ из- 
меняющимися историческими услов1ями. Но всЬ эти 
многоразличныя формы ^^сощализма^, ^синдикализма^, 
„анархизма'' неизбежно намъ объединить условной, 
общей — не боюсь этого слова — религ1озной идеей 
Соц1ализма, новой вЪрой и новымъ знанхемъ, идущимъ 
на смЪну старому знан1ю и старой вЪр'Ь Христ1ан- 
ства и его многоразличныхъ историческихъ формъ. 

Это видятъ, это знаюгь лучшхе даже изъ про- 
фесс10нальныхъ христ1анскихъ богослововъ, не раз- 
мЪнявш1еся еще до степени професс10нальныхъ анти- 
сощалистическихъ суеслововъ. ,3'ь византизмЪ, ка- 
толичестве и протестанств-Ь — говорить одинъ изъ 
нихъ (проф. Тар^евь) — мы видимъ три положитель- 
ныхъ формы церковно-историческаго христ1анства; 
сощализмъ решительно идегь въ сторону отъ христ1ан- 
ства, и его связь съ христ1анствомъ — въ его со- 
знательномъ и прямомъ анти-христ1анстве''. Если 
прибавить къ этимъ словамъ, что христханство, въ 
его церковно- историческихъ формахъ, всЪ двадцать 
вЪковъ своей жизни было почти сплошь „анти-хри- 
стовымъ**, то вопросъ будетъ поставленъ правильно 
и твердо. Но вопросъ этотъ — большой, о немъ 
нельзя говорить мимоходомъ; пока достаточно его 
только поставить. 

Рождбн1е новагом1ровоззр'Ьн1я грядущагоСощализма 
— происходить въ наши дни: 

Новый Назаретъ 

Передъ вами! 
Уже славятъ пастыри 

Его утро. 
Св^тъ за горами. . . 

И Росс1Я — та страна, гдЪ въ крови и мукахъ 
революц1и совершается это рожден1е, рожден1е не 
голой, отвлеченной идеи, а тЬла М1ра новаго. „О, 
родина, мое Русское поле, и вы, сыновья ея, остано- 



— ^ — 

вивш1е на частоколе луку и солнце — хвалите Бога!^ 
Мног1е и мног1е не слышатъ, не видять новой бла- 
гой вЪсти. Грязь и соръ застилають въ ихъ глазахъ 
очистительную грозу и бурю. На радостный при- I 
зывъ: ууновый Назаретъ передъ вами!^ — они от- / 
вЪчаютъ словами своихъ духовныхъ предковъ: „оть 
Назарета можетъ ли что доброе быти г'' Ихъ много 
— тьмы тевяъ; и не знаютъ они, что распятое — вос- 
креснеть и победить, что такъ было, есть и будетъ: 

Въ глухихъ 
Судьбинахъ, 
Въ земныхъ 
Глубинахъ, 
Въ вЪкахъ, 
Въ народахъ, 
Въ сплошныхъ 
Синеродахъ 
Небесъ — 

— Да пребудетъ 
ВЬсты 

— „Христосъ 
Воскресъ". 

Есть. 
Было. 
Будетъ. 

2. 

„Христосъ Воскресъ" — поэма Андрея Б^лаго — 
еще и еще разъ говорить намъ, что въ глубинахъ 

Й ясской ПОЭ31И текутъ животворные ключи ,,новагр 
азарета". Пусть „тьмы темъ*', во глав4 съ боль- 
шими художниками слова, распинаютъ идзгщую въ 
М1ръ новую правду — нЪть силы въ М1рЪ, которая 
могла бы остановить ея пришеств1е. И поэты рус- 
ск1е — радостные ея глашатаи. Поэмы СергЬя Есе- 
нина („Товарищъ'% ^Пквущхй зовъ", „Отчарь", „При- 
шеств1е**, „Октоихъ**, мПреображен1е'', „Инон1я**), 



— 10 — 

ууДвЪнадцать^ Александра Блока, „Христосъ Вос- 
кресъ** Андрея Б^лаго — не лучш1е ли этоАгуг свиде- 
тели? Читаться и перечитываться радостно буд}ггь 
они черезъ годы и годы; а пока — пусть у,тьмы 
томъ'^ готовятъ свое преходящее торжество. 

Это про нихъ говорить поэтъ, — про нихъу злобя- 
щихся и плачущихЪу проклинающихъ и копящихъ 
злобу, видящихъ только ,,безобраз1е и безпорядокъ^' 
въ гроз'Ь и бур'Ь океана революцхи, точь въ точь 
какъ ихъ духовный сородичъ въ свое время видЪлъ 
только ,убезобраз1е и безпорядокъ^ въ грозЪ и бурЪ 
подлинныхъ океанскихъ волнъ (Гончаровъ, ,,Фрегатъ 
Паллада^). Это про нихъ говорить поэтъ: 

Изъ пушечнаго гула 

Сутуло 

Просунулась спина 

Очкастаго, разслабленнаго 

Интеллигента. 

Видна — 

Мохнатая голова, 

Произносящая 

Негодующ1я слова 

О значен1и 

Константинополя 

И проливовъ . . . 

Это все онъ-же — ,,писатель, вит1я**: ,,длинные 
волосы и говорить вполголоса: — предатели ^ По- 
гибла Росс1я!" — нашъ знакомый изъ поэмы „Дв-Ь- 
надцать^. 

Да, „погибла Росс1я!" — только какая Росс1я, 
воть вопросъ! И если погибла „Росс 1 я" мохнатаго 
очкастаго интеллигента и длинно-волосаго писателя- 
ВИТ1И, то лишь рождается, въ мукахъ рождается, 
Росс1я Блока, Б'Ьлаго, Есенина: „новый Назареть 
передъ вами^. 



— 11 — 
Зар'Ья 

Огромными ЗОрЯМИу 

Въ неб'Ь прорезалась 
Назарея . . . 

Когда совершилось, когда свершается это: ^^во дни 
оны^ или теперь? О какихъ „новозав'Ьтныхъ лЪтахъ** 
говорить поэтъ — о т^хъ-ли, который были двадцать 
в'Ьковъ тому назадъ или наступаютъ въ наши дни? 
О ткхъ и о ныиЬшнихЪу ибо одинаково происходить 
въ нихъ новое рожден1е вселенской идеи, — 

Прорезывается лучъ 

Въ новозавЪтныя лЪта . . . 

И, помавая кровавыми главами 

Тучъ, 

Назарея 

Прорезывается славами 

СвЪта. 

Но вселенская идея рождается лишь А^^ того — 
уубыло; есть; будетъ!" — чтобы быть гонимой и 
распятой. Проходятъ времена и сроки — и вмЬсто 
1,славъ свЪта^' М1ровая идея достигаетъ славы креста. 
И тогда — ууКакое то ужасное оно, угасая, и про- 
стирая рваныя, израненыя длани'' въ девятый часъ 
возглашаетъ вечное: „для чего Ты меня оставилъ?" 
Ибо тогда почти всЪ оставляютъ вселенскую идею 
и глумятся надъ ней. 

Оглянитесь: не близко-ли стоимъ мы теперь отъ 
этого м1рового „девятаго часа"? 

И тогда кажется: все погибло — и навсегда: 

Навсегда пригвождены ко древу 

Красныя уста. 
Навсегда простеръ г;пгх1я длани 

Звездный твой Пилатъ. ^ 

„Или, Или, лама савахеани'' — 

Отпусти въ закатъ. 



/ 



— 12 — 

И все Э.ТО — совершается теперь; и все это — 
уусовершается нами, въ насъ^ ... И много надо силы, 
много надо в'Ьры, чтобы не усумниться, видя М1ровое 
слово на кресте. Подождите: пройдеть, быть можеть, 
„мало времени" — и вы увидите, какъ посл'Ь по- 
беды ликовать буд)ггь „мимоходящ1е" враги новаго 
вселенскаго Слова, какъ плакаться и посыпать пе- 
пломъ главы будуть маловерные ученики и мнимые 
друзья, — да что1 уже загодя начали ... И къ нимъ, 
быть можетъ, почти ко всЬмъ намъ, относится вЪщее 
слово поэта: 

Разбойники 

И насильники 

Мы, 

Мы надъ тЪломъ Покойника 

Посыпаемъ пепломъ власы 

И погашаемъ 

Светильники. 

Въ прежней безднЪ 

Безв'Ьр1я 

Мы — 

Не понимая, 

Что именно въ эти дни и часы — 

Совершается 

М1ровая 

Мистер1я . . . 

Ибо, если бы „мимоходящ1е" понимали это, то 
неужели плакались бы они теперь горько: „погибла 
Росс1я!" Длинноволосые „писатели-вит1и" и лохматые 
„разслабленные интеллигенты" — если бы понимали 
это, то неужели стали бы скулить и причитать они 
о гибели того, что теперь только рождается къ 
новой жизни! 

3. 

Росс1я погибла. Росс1я рождается. 
И „они", и „мы" — правы, каждый по своему. Ибо 
ихъ Росс1я — не наша, и наша Росс1я не ихъ. 



— 13 — 

,уВаши превосходительства, высокород1я,6лагород1Я, 

Жаждане! Что есть Русская Имперхя наша? Русская 
мпер1я наша есть географическое единство , что 
значить: часть известной планеты. И Русская Импер1я 
ааключаетъ: во первыхъ — великую и малук), бЪлую 
и червонную Русь; во-вторыхъ — грузинское, польское, 
казанское и астраханское царство; въ третьихъ она 
заключаетъ . . . Но — прочая, прочая, прочая" (Андрей 
БЪлый, „Петербургь"). 

Эта Росс1я — погибла, и пусть плачутъ т4, которымъ 
дорога была она, какъ „географическое единство", 
болЪе того — какъ „великая держава". Съ ними у 
насъ нЪтъ общаго языка, мы не поймемъ и даже не 
разслышимъ другь друга, мы на разныхъ сторонахъ 
пропасти. И если для нихъ „географическое единство" 
односмысленно съ „отечествомъ", а „великая держава" 
— съ „родиной", то это значить что мы съ ними 
говоримъ на разныхъ языкахъ. Это не значитъ, 
чтобы наше „отечество" было только „человечество"; 
нЬтъ, въ человечестве мы — русск1е, и не можемъ, и 
не хотимъ другими быть, мы имЬемъ свое нац10наль- 
ное лицо, свою народную душу. Но это именно и 
значитъ, что „родина" имкеть для насъ смыслъ не 
географичесюй, а духовный, что „отечество" мы 
понимаемъ не внешне, а внутренно. 

Гибнетъ географическая родина, гибнетъ велико- 
державное отечество. И въ гибели его только 
нарождается, только )гкрепляется отечество внутрен- 
нее, родина духовная, черезъ^^^которыхъ только и 
можетъ пройти въ М1ръ во всякой стране вселенская 
идея нашихъ дней. И гибель той Росс1И есть не 
победа» а пораженхе стараго М1ра, столь извне победо- 
носнаго. Я больше скажу: чемъ сильнее была бы 
видимая победа стараго М1ра, чЬмъ полнее была бы 
гибель внешней Росс1и, тёмъ глубже было бы 
■рражеше перваго, темъ полнее было бы торжество 
Росс1и внутренней. 



— 14 — 

I 

ПримЪръ — глубокая ошибка марта 1918 года 
(Брестсюй миръ), капитулящя революцхи передъ 
м'кщанствомъ. Не совершись она — мы были бы 
теперь, быть можетъ, „отброшены на Уралъ'^ силою 
стараго мюа, силою „стальныхъ машинъ, гдЪ дышить 
интегралъР Взяты были бы внешнею силою Петер- 
бургь и Москва, захвачена была бы вся Росс1Я, до 
конца бы „погибла Росс1я" плакальщицъ. Но этотъ 
конецъ — былъ бы началомъ конца стараго МЕра, 
былъ бы началомъ его взрыва изнутри, взрыва тЬмъ 
болЪе сильнаго, чЪмъ глубже продвинулъ онъ свои 
„стальныя машины'', думая ими победить идею. Онъ 
все равно погибъ и теперь, но мартъ 1918 года далъ ему 
отсрочку на м'ксяцы, на годы, на десятилЬт1я — не въ 
срокЪ дъло, дЪло въ величайшей совершенной ошибке. 

ПривА^ръ этотъ, одинъ изъ многихъ, ясно выявляетъ, 
какъ разно понимаютъ „гибель Росс1и'' люди старой 
и новой в'Ьры, стараго и новаго завета. Ихъ Росс1я 
подлинно погибла, наша Росс1я — подлинно народилась. 
Когда они злобно плачутся о настоящемъ, -когда они 
злов'Ьще и угрожающе обЬщаютъ: „будетъ Россш!" 
— они говорятъ о воскрешен1и стараго (о, конечно-въ 
улучшенныхъ, въ либеральныхъ, въ „культурныхъ", 
даже въ терпимо-соц1алистическихъ формахъ!), а не о 
рожден1и новаго. Они похожи на тЬхъ книжниковъ 
и фарисеевъ, которые все еще ждали „подлиннаго 
Месс1и'', въто время какъ вселенская идея христ1анства 
уже покоряла М1ръ. Они прогляд'Ьли рожден1е новой 
вселенской идеи, они не видятъ и распят1Я ея, а если 
и видятъ, то услужливо подаютъ гвозди и помогаютъ 
ставить крестъ. 

• Да, подлинно: ихъ Росс1я — не наша Росс1Я. Для 
нихъ — „гибель" то, что для насъ „рожден1е''; для 
нихъ смерть то, что для насъ воскресенхе. И ра- 
достно принимаемъ мы слова поэта: 

Страна моя Могила # 

Есть Простершая 



— 15 — 



Бл'Ьдный 

Крестъ — 

Въ суровые своды 

Неба, 

И — 

Въ неизвестности 

М-Ьсгь. 

Обвили уб0Г1Я 

М-Ьстности 

БЪдный 

Убог1й крестъ — 

Въ сух1!е 

Строг1е 

Колосья хлЪба, 

Вытарчивающ1е 

Окрестъ, 

Святое 

Пустое 

Мъсто — 

Въ святынЬ 



Твои сыны! 

РоСС1Я — 

Ты нынЪ 

НевЬста . . . 

Пр1емли 

Въсть 

Весны . . • 

Земли, 

Прорд-кйте 

Цветами 

И прозеленгЬйте 

Березами: 

Есть — 

Воскресеше, 

Съ нами — 

Спасеше • • . 

Исходить огромными 

розами 
Прорастающ1Й 

крестъ! 



Для однихъ — Росс1я погибла; для другихъ спас- 
лась; одни поютъ ей отходную, друг1е слышать „вЪсть 
весны''. Какое же взаимное пониман1е, какое же 
внутреннее соглашен1е возможно между этими двумя 
станами столь безмерно чуждыхъ другъ другу людей? 

Новая вселенская идея воплощается нын'Ь въ М1ръ 
черезъ „отсталую", „некультурную", „темную" Рос- 
С1Ю, — подобно тому, какъ и двадцать вЪковъ назадъ 
христ1анство зародилось въ темной некультурной и 
отсталой 1уде'Ь, а не въ передовомъ культурномъ 
блестящемъ РимЪ. Это не значить, что правы славя- 
нофилы, что мы „богоизбранный народъ", что по- 
бедили многоименные Хомяковы, неустанно восторгав- 
Ш1еся нашей богоизбранностью и смЪло возглашавш1е 
Росс1и: „О, недостойная избран1я, — Ты избрана!" 
Рядъ историческихъ, экономическихъ, соц1альныхъ 
причинъ сд'Ьлалъ изъ Росс1и первую арену дЪйствЫ 



— 16 — 

новаго вселенскаго Слова, но скоро и весь старый 
М1ръ перевернуть будетъ до своихъ основан1Й этой 
новой м1ровой идеей. Туть нЪгь влгЬста для „на- 
родной гордости", туть есть мЬсто лишь для все- 
челов-Ьческой радости. Такъ и только такъ принимаю 
и понимаю я слова поэта: 

Росс1Я, Народы, 

Страна моя! Населяющ1е Тебя, 

Ты — та самая Изъ дыма 

Облеченная солнцемъ Простерли 

жена. Длани 

Къ которой Въ твои пространства. 

Возносятся Преисполненныя п%н1я 

Взоры ... И огня 

Вижу явственно я: Слетающаго Серафима. 

Росс1я И что-то въ горлЬ 

Моя — У меня 

Богоносица, Сжимается огь 
Поб'Ьждающая зм1Я... умилен1я . . . 

Такова Росс1я наша, рождающаяся въ гроз'Ь и 
бурЪ, Росс1Я скорбнаго настоящаго, Росс1Я радост- 
наго будущаго, бичуемая и распинаемая, но пролага- 
ющая первые пути для новой м1ровой идеи, для 
построен1Я новаго „града взыскуемаго." 



4. 

Я не считаю поэму Андрея БЪлаго чрезвлгЬрно 
удавшимся автору произведен1емъ: въ ней есть 
растянутости, длинноты, повторен1я, есть и замеча- 
тельно удавш1еся м'Ьста — какъ разъ тЬ, гдЪ больше 
конкретнаго; вся вторая половина поэмы — значи- 
тельно сильнее первой. Но все это — очень и 
очень „относительно". Къ Андрею Б'клому предъ- 
являешь так1Я больш1Я требован1я, которыя другому 
бы непосильно выполнить. Авторъ „Петербурга" 



— 17 — 

имЪетъ право на такую тяжелую оценку. Безот- 
носительно, однако, поэма эта, повторяю, является 
большимъ произведен1емъ большого мастерства; въ 
ней бьютъ живые ключи „новаго Назарета^^ въ 
ней одной мы болЪе в(1димъ живую душу новой 
Росс1И, чЪмъ въ десятк'Ь произведен1Й плачущихъ и 
панихидствующихъ, злобствзпошихъ и проклинающихъ. 

И невольно отъ этой поэмы о воскресен1и народа 
и отъ противоположныхъ ей похорониыхъ словъ о 
гибели, переходишь мыслью къ двумъ стихотворен1ямъ 
Андрея Б^лаго о Росс1и : къ похоронному „Отчаяшю" 
1908 года и радостной „РодинЬ" 1917 г. Тогда, въ 
годы тупого отчаян1я, отчаялся и поэтъ; теперь, въ 
годы горшаго отчаян1я гЬхъ же „интеллигентскихъ" 
круговъ — радостно смотритъ поэтъ въ будущее 
сквозь ураганы огней. Слишкомъ твердо стоялъ 
тогда старый М1ръ, старая Росс1я — и отсюда, 
только отсюда, истекало тогда „отчаян1е" поэта: 

Довольно: не жди, не надейся — 
РазсЬйся, мой бЪдный народъ! 
Въ пространства пади и разбейся 
За годомъ мучительный годъ. 

В'кка нищеты и безволья! 
Позволь же, о родина-мать, 
Въ сырое, въ пустое раздолье, 
Въ раздолье твое прорыдать. 

Туда, на равнине горбатой, 

Гд-Ь стая зеленыхъ дубовъ 

Волнуется купой подъятой 

Въ косматый свинецъ облаковъ, — 

Гд-Ь по полю Оторопь рыщетъ, 
Возставъ сухорукимъ кустомъ, 
И въ в'Ьтеръ пронзительно свищет!) 
В'ктвистымъ своимъ лоскутомъ, — 

3 



— 18 — 

ГдЪ въ душу мнЪ смотрять изъ ночи, 
Поднявшись надъ сктью бугровъ, 
Жесток1я, желтыя очи 
Безумныхъ твоихъ кабаковъ, — 

Туда, гд-Ь смертей и болезней 
Лихая прошла колея, — 
Исчезни въ пространство, исчезни 
Росс1я, Росс1я моя! 

Когда стихотворен1е это войдеть въ будущемъ во 
всЬ школьныя хрестомат1и, то составители ихъ будутъ 
дЪлать къ нему ученыя прим'Ьчанхя: „стихи эти напи- 
саны подъ впечатл'Ьн1емъ суровой политической 
реакц1и, воцарившейся въ Росс1и посл'Ь подавлен1я 
революЦ1и 1905 года" . . . Они будутъ правы, эти 
ученые комментаторы, они будутъ правы, но только 
не до конца: ибо не въ одной „политической реакщи" 
тутъ дЪло, а въ побЪд'Ь и торжеств'Ь стараго М1ра 
надъ ростками М1ра новаго, въ побЪд'Ь не только 
политической, но и соц1альной, не только соц1альной, 
но и духовной. 

И когда въ тЬ-же годы Александоъ Блокъ писалъ 
свой пророчесюй циклъ стиховъ „Родина** — не о 
„политической реакц1и** д]гмалъ онъ; онъ зналъ, что 
„политическая реакц1Я** преходяща, но что посл4 нея 
и черезъ нее придется еще вступить въ полосу М1- 
ровой борьбы за вселенскую идею. 

Когда писалъ онъ свое незабываемое: 

Христосъ'! Родной просторъ печаленъ. 
Изнемогаю на крестЬ. 
И челнъ твой будетъ-ли причаленъ 
Къ моей распятой высотЬг 

— то, бцть можетъ, и это отчаян1е было вызвано 
„политическимъ моментомъ**? 

НЪтъ, другое видЪли и чуяли тогда поэты-пророки: 
они смутно сознавали, что за нищетой и безвольемъ, 
за колеей смертей и болезней — далекая тьма исто- 



— 19 — 

рической ночи стараго М1ра, что ввергнуты они въ 
духовную темницу, изъ которой нЬтъ исхода, 
м • • • Тобой обмануть, о вечность! Подо мной 
растянутъ въ дали безконечной твой узоръ, Безконеч- 
ность, темница М1ра!'' (А. Блокъ.) 

Что же удивительнагоу что теперь эти же самые 
поэты-пророки радостно привЪтствуюгь изведенхе 
души изъ темницы, первые лучи новаго М1ра, рожде- 
Н1Я новой вселенской идеи? Иначе и быть не могло. 
И тотъ самый Андрей Б'Ьлый, написавш1Й одну 
Росс1Ю, темную, въ 1908 году („Отчаян1е"), пишетъ 
другую, св-Ьтлую, въ концЪ 1917 года („Родина"): 

Рыдай,- буревая стих1я, 

Въ столбахъ громового огня! 

РоСС1Я, РоСС1Я, РоСС1Я — 

Безумствуй, сжигая меня! 

Въ твои роковыя разрухи 
Въ глух1Я твои глубины — 
Струятъ крылорук1е духи 
Свои светозарные сны. 

Не плачьте: склоните кол-Ьни 
Туда — въ ураганы огней, 
Въ грома серафическихь п'Ьн1Й, 
Въ потоки космическихъ дней! 

С^х1Я пустыни позора. 
Моря неизливныя слезъ — 
Лучомъ безглагольнаго взора 
Согр-Ьегь сошедш1Й Христосъ. 

Пусть въ неб-Ь — и кольца Сатурна 
И млечныхъ путей серебро — 
Кипи фосфорически бурно 
Земли огневое ядро! 

И ты, огневая стих1Я, 
Безумствуй, сжигая меня, 

РоСС1Я, Н0СС1Я, РоСС1Я — 

Месс1я грядущаго дня! 

3* 



— 20 — 

Ученые комментаторы далекихъ будущихъ дней 
быть можетъ поймутъ всю глубину внутренней связи 
между этими двумя ^уРоссЁЯМи'^, отделенными другь 
отъ друга десятил'Ьт1емъ, и связь ихъ съ поэмой 
„Христосъ Воскресъ". Ибо связь эта — въ духов- 
ной борьбе М1ра стараго съ м1ромъ новымъ, въ 
„отчаян1и" отъ победы перваго, въ радости за лучи 
свЪта второго, пролагающаго, еще разъ повторяю, 
новыя пути АЛЯ новаго, иного вселенскаго М1ра и 
мира, для будущей вселенской м1ровой ,^г1нон1и". 

5. 

,,Инон1я'', поэма Сергея Есенина, въ основномъ, 
казалось бы, противор^читъ поэмЪ Андрея БЪлаго. 
„Христосъ Воскресъ! ТЕсть. Было. Будетъ." — воз- 
глашаетъ одинъ. „Т'Ьло, Христово тЪло выплевываю 
изо рта" — говоритъ другой. И быть можетъ мног1е 
увидятъ въ посл'Ьднемъ только голое „кощунство", 
въ то время какъ въ немъ — лишь разрывъ съ истори- 
ческими формами христ1анства. „Проклинаю я ды- 
хан1е Китежа и век лощины его дорогъ! . . . Прокли- 
наю тебя я, Радонежъ, твои пятки и всЬ слЬды" ! Это 
кощунственно лишь для т^хъ, кто въ Китеже и Ра- 
донеже видитъ всю полноту вселенской идеи, пере- 
вернувшей М1ръ двадцать въковъ тому назадъ. 

НЬтъ, не съ Христомъ борется поэтъ, а съ т^мъ 
лживымъ подоб1емъ его, съ т^мъ „Анти-Христомъ", 
подъ властной рукой котораго двадцать въковъ росла 
и ширилась историческая церковь. Оглянитесь во- 
кругъ: гдЬ копятся теперь черныя духовныя силы? 
Прислушайтесь: съ какой злобой и ненавистью по- 
ютъ толпы въ крестныхъ ходахъ свое: „Христосъ 
Воскресе!" Вотъ ужъ когда, подлинно, „Антихристъ 
Воскресе!" — среди т^хъ людей, которые ложно 
именуютъ себя сынами Христа I На всяк1я зверства, 
во имя Христа, готовы они: на погромы, на насил1я, 
на уб1Йства. Вся грязь и кровь революц1и покажется 



— 21 — 

малой каплей, когда поб'Ьдятъ они, анти-христовы 
христ1анеу подъ руководствомъ и водительствомъ 
исторической церкви всЬхъ странъ! 

Ч'Ьвсъ дальше шло время, т4мъ больше она „огня 
золотого залежи разрыхляла киркою воды'^ водою 
внешней вЪры гасила она золотой огонь человЪче- 
скихъ душъ. Это ей и о ней говорить поэтъ: 

Стая тучъ твоихъ, по волчьи лающихъ, 
Словно стая злющихъ волковъ, 
ВсЬхъ зовущихъ и всЬхъ дёрзающихъ 
Прободала копьемъ клыковъ. 

Твое солнце когтистыми лапами 
Прокогтялося въ душу, какъ ножъ, 
На рЪкахъ Вавилонскихъ мы плакали — 
И кровавый мочилъ насъ дождь . . . 

Пусть кто-нибудь другой подробно разбираетъ эти 
стихи съ точки зр'Ьнхя ихъ внЪшняго мастерства 
(идущаго у поэта не отъ эрудиц1и, а отъ инт)гиц1и), 
пусть другой подчеркиваетъ всЬ эти змЪиныя „шипящ1я'' 
и „свистящ1я'^ недаромъ и неслучайно переполняющ1я 
приведенныя строки, — мнЬ надо подчеркнуть только, 
что съ вн'Ьшней формой зд'Ьсь переплетаетоя вну- 
тренн1Й смыслъ. Да, историческая церковь отреклась 
ужъ давно отъ „вс4хъ зовущихъ и всЪхъ дерзающихъ'', 
давно уже связала она себя со старымъ М1ромъ, въ 
Росс1и — со „Святой Русью", съ „Москов1ей" былыхъ 
и нашихъ дней. Змкиный шипъ и свистъ въ томъ 
царстве — понятенъ: эта Росс1Я — подлинно погибла, 
хотя бы еще висЬлицами, во имя Христа, уставила 
она землю въ случаЪ своей поб'Ьды. 

Колокольные надъ Русью клики: 
Это плач)ггъ стЪны Кремля. 
Нын'Ь, какъ Петръ Велиюй, 
Вздыбливаю тебя, земля!... 
Плачь и рыдай, Москов1я! 
Новый пришелъ Индикопловъ . . . 






— 22 — 

Погибла „Святая Русь," „погибла РосЫя'* — ихъ 
Росс1я, Росс1Я шипящаго и свистящаго царства. 

Наивные люди очень будуть негодовать, принимая 
обобщающее „я** этихъ строкъ за „я" поэта Сергея 
Есенина. Подлинно, какая дерзость! „НынЬ же, какъ 
Петръ Велиюй, я рушу подъ тобою твердь!" „До 
Египта раскорячу ноги, раск}ао съвасъ подковы мукъ". . . 
„Такъ говорить по Библ1и пророкъ Есенинъ Сергей". . . 

Пусть успокоится утиное стадо: не о себЬ говорить 
поэть, а о томь новомь вселенскомь словЪ, пришеств1е 
котораго вь М1рь онь чуеть. Поэть — всегда пророкь; 
и это о себЬ, о поэтЬ вь себЬ, писаль Пушкинъ 1аъ 
своемь „ПророкЬ". Ибо, повторяю, пророкь — под- 
линный поэть, и подлинный поэть — пророкь. Это 
онь, духовной жаждою томимь, влачится вь мрачной 
пусты!^ М1ра; это ему является „шестикрылый сера- 
фимь" на перепутье жизненныхь дорогь, разсЪкаеть 
мечемь грудь и влагаеть вь нее „угль, пылающ1Й 
огнемь". . . Это кь нему взываеть голось Бога: 

Возстань, пророкь, и виждь, и внемли. 
Исполнись волею моей, 
И, обходя моря и земли, 
Глаголомь жги сердца людей! 

Только поэтому на этоть разь утиное стадо и 
пощадило Пушкина, что сочло дерзюй образь его 
лишь „обрисовкой образа ветхозавътнаго пророка!" 
И не знало оно, что говорить онь о себЪ, поэтЪ, о 
пророк'к вь себЪ ... И всяк1Й „Бож1ей милостью 
поэть" ивлгЬеть это право, какихь бы размЬровь ни 
быль вложенный вь него „угль, пылающ1Й огнемь." 

Велико разстоян1е между Есенинымь и Пушкинымь, 
но вЪдь не больше, чЪмь между Пушкинымь и про- 
рокомь Исайей. Но именно последнему принадлежать 
тЬ слова, которыя должны были-бы снова звучать вь 
наши дни: 



— 23 — 

„ . . . ВидЪлъ я Господа, сидящаго на престол'Ь 
высокомъ и превознесенномъ, и шестикрылые сера- 
фшш стояли окрестъ Его ... И сказалъ я: Увы мнЫ 
погибъ я! ибо челов'Ькъ я съ нечистыми устами, живу 
я среди людей съ нечистыми устами, и царя, Господа 
Саваоеа, видЪлъ очами моими! И посланъ былъ ко 
мнЬ одинъ изъ серафимовъ, и въ рукЪ его былъ угль 
пылающ1Й ... и коснулся устъ моихъ и сказалъ: вотъ, 
коснулось это устъ твоихъ и беззакон1я твои удалило, 
и гр'кхи твои очистило. И услышалъ я голосъ Гос- 
пода, говорящаго: кого пошлю? и кто пойдетъ къ 
людямъ этимъ? И сказалъ я: вотъ я, пошли меня! 
Онъ сказалъ: иди и скажи людямъ этимъ: слухомъ 
услышите и не уразумеете, и очами смотр'Ьть будете 
и не увидите. Ибо огрубЬло сердце людей сихъ, и 
ушами своими тяжко слышать, и очи свои сомкнули, 
чтобы какъ либо не узрЪть очами, не услышать ушами, 
не уразуметь сердцемъ и не обратиться, чтобы Я 
исцълилъ ихъ. И спросилъ я: доколе, Господи? Онъ 
сказалъ: доколе не опустЪютъ грады, оставшись безъ 
жителей, и дома безъ людей, и земля останется пуста. 
И после сего продолжитъ Богъ людей, и умножатся 
оставш1еся на земл'Ь. И если останется ранЪе быв- 
шихъ хоть десятая часть, снова будетъ она въ расхище- 
Н1И, какъ теревинеъ, какъ падающхй съ дуба желудь: 
святое сЪмя будетъ новымъ корнемъ , . .** 

Мы переживаемъ теперь так1Я катастрофическ1я 
времена, что „огня золотого залежи^' поэтовъ Библ1и 
ясно звучать въ нашихъ ушахъ. Безм'крно, безконечно 
слабЪйш1е голоса современныхъ поэтовъ — да будутъ 
тоже разслышаны нами. 

6. 

Новое вселенское Слово видитъ грядущимъ въ 
М1ръ поэтъ — и во имя его борется онъ со старымъ 
Богомъ, какъ борется въ душЪ каждый, познавш1Й 
нов}ао правду, какъ некогда боролся 1аковъ въ 



— 24 — 

пустынЬ. и вся „Инон1я" — не богохульство, а бого- 
борчество; всякое же богоборчество есть и бого- 
утверждёН1е новаго Слова: 

Я инымъ тебя, Господи, сд'Ьлаю, 
Чтобы зр'Ьлъ мой словесный лугъ ! . . . 

Давно было сказано, что Богъ не есть Богь мерт- 
выхъ, но Богь живыхъ. Съ тЪхъ поръ однако исто- 
рическое христ1анство только и д'Ьлало Бога жнвыхъ 
Богомъ мертвыхъ. Оно постоянно входило въ союзъ 
со вс^мъ мертвымъ, чтобы „прободать копьемъ 
клыковъ'^ все живое, „всЬхъ зов)гщихъ и всЪхъ дерза- 
ющихъ". И вотъ — въ грозЪ и бурЬ м1рового вихря 
объявилась М1ру новая вЪсть весны: старый М1ръ 
смятется и сметется, новый мхръ возстанетъ и встанетъ, 
святое сЬмя будетъ новымъ корнемъ. Пусть мерт- 
вые хоронятъ мертвыхъ, — 

/ Обещаю вамъ градъ Инон1Ю, 

' ГдЪ живетъ Божество живыхъ! 



И въ этомъ иномъ град'Ь все будетъ по иному. 
„У насъ все .на оборотъ", говорилъ когда-то 1оаннъ 
Златоустъ о христ1анствЬ и язычествЬ; эти же слова 
повторяетъ теперь новая вселенская идея по от- 
ношен1Ю къ историческому христ1анству. 

Въ христЕанств-Ь страданхями одного Челов'Ька 
спасался М1ръ : въ Соц1ализм% грядущемъ — стра- 
дан1ями М1ра спасенъ будетъ каждый челов'Ькъ. Ста- 
рый путь отвергаетъ новая вЪра: 

Не хочу воспшять спасен1я 

Черезъ муки Его и крестъ! 

Я иное постигъ учен1е 

Прободающихъ в'Ьчность зв'Ьздъ. 

Я иное узр'Ьлъ пришеств1е, 

Гд'Ь не пляшетъ надъ правдою смерть . . . 



й* 



— 25 — 

Это^ говорить тоть самый поэть, который въ не- 
давней поэвАЪ „Пришеств1е^' взывалъ къ нев'Ьдомому 
Богу: „Ел, Господи, Царю мой! Дьяволы на рукахъ ука- 
чали землю. Снова пришеств1ю Его поднять крестъ. 
Снова раздирается небо. Л'Ьстница къ саду твоему — 
безъ приступокъ . . ." Т4 же слова — и о томъ же; 
только выявлено въ нихъ вЪчно новое сознаше: „у 
насъ все наоборотъ'Ч Вид'клъ тогда поэтъ: „лестница 
къ саду твоему безъ приступокъ''; знаетъ онъ теперь: 
„не хочу я небесъ безъ л'Ьстницы... Я хочу, чтобы на 
бездонномъ вытяж'Ь мы воздвигли себЪ чертогъ'* • . . 

Христ1анство погубило идею Христа и потому ^не 
удалось^. Оно было духовнымъ динамитомъ — и стало 
для челов'Ьчества вязкою глиной. Оно должно было 
низвести огонь на землю — и затопило ее пресною 
водою. — ууГоворю вамъ — вы всЬ погибнете, всЬхъ 
задушить васъ в'Ьры мохъ''. И въ этомъ моховомъ 
6олот4^ вЪка и вЪка тонуло человечество. Но уже 
вЪка и вЪка, начиная съ эпохи Возрожден1я (а а^я 
единицъ — и раньше ея) человечество вступило на 
путь „богоборчества^'. Если динамить оказался глиной, 
а огонь — водой, если не удалось низвести огонь съ 
неба, то пусть ц^пи человечества расплавить огонь 
земной, а не небесный. Старый М1ръ долженъ сго- 
рать въ немъ до тла, новый градъ долженъ возстать 
изъ пепла. Для поэта — онъ „градъ Иношя, гдЪ 
живеть Божество живыхъ'* . . . 

По иному надъ нашей выгибью 
Вспухъ незримой коровой Богъ . . . 
И напрасно въ пещеры селятся 
те, ковяу ненавистенъ ревъ: 
Все равно — Онъ инымъ отелится 
Солнцемъ въ нашъ руссюй кровъ. 
Все равно — Онъ спалить телен1емъ, 
Что ковало реке брега; 
Разгвоздять м1ровое кипен1е 
Золотые его рога • • . 

4 



— 26 — 

И верить поэтьу что это „телен1е" наступаетъ въ 
наши дни. Вотъу кстати, тема для дешевыхъ лавровъ: 
Богь — корова! „Пою и взываю: Господи, отелись!" 
Мнопе, видно, ничего еще не слыхали о м1ровыхъ 
религ10зныхъ симпзолахъ, о „корове" въ космогонш 
индуизма, въ Ведахъ и Пуранахъ (эта св51зь тЪмъ 
интереснке, что и въ этой области поэтъ лишенъ* 
какой бы то ни было „эрудиц1и"). Мы припомнимъ, 
кстати, какъ издавались когда-то язычники надъ 
„агнцемъ" христ1анъ, говоря, что у посл'Ьднихъ Богь 
— овца! 

Но это — къ слову; символика древне - проро - 
ческая становилась религ10зно - общеобязательной, 
символика поэтовъ нашихъ дней — вполнЬ инди- 
видуальна • . . Не въ ней дЪло. ДЪло въ в'Ьр'Ь поэта: 
онъ в'Ьритъ въ „новое телен1е" М1ра, въ начертан1е 
новаго его лика, въ испепеляющую мощь земного 
огня. Новая вселенская идея будетъ динамитомъ, 
она раскуетъ ц'Ьпи, еще крепче прежняго заклепанныя 
христ1анствомъ на тЪл'Ь человечества. Пусть раско- 
лется тогда земля, какъ уже раскололась она на старый 
и новый М1ръ во вселенской катастроф'^ нашихъ 
дней, лишь бы человечество достигло той свободы, 
которую ему обещало дать и не дало христ1анство. 
Идетъ на смЪну ему новая М1ровая сила, — поэтъ 
гипостазируетъ ее въ себЪ, поэтЪ: 

До Египта раскорячу ноги. 
Раскую съ васъ подковы мукъ . . . 
Въ оба полюса снЬжноропе 
Вопьюся клещами рукъ. 
Кол'Ьномъ придавлю Экваторъ 
И, подъ бури и вихря плачъ, 
Пополамъ нашу землю-матерь 
Разломлю, какъ златой калачъ . . . 

Погибнетъ М1ръ старый; родится М1ръ новый; когда- 
нибудь — вЪрили раньше — посл'Ь крови и мукъ^ 



— 27 — 

придеть человечество въ у^градъ чаемый'^. Видить 
поэть его ВООЧ1Ю: ,,вижу тебя, Инонея^ съ золотывш 
шапками горъ^' ... И видить онъ ее не потому^ что 
въ нее мКогда-нибудь'^ придутъ, на костяхъ нашихъ 
создавая себЪ далекое свое блаженство: это изжитая, 
еще Герценомъ опроки1^ая „теорхя прогресса^, какъ 
цЪли м1ровой жизни. ЬгЬтЪу такая „Инон1я'^ — намъ 
не нужна» ее-то и надо взорвать въ первую очередь; 
это ее обещало когда-то христ1анство въ своей 
эсхатологш. ,9Инон1я'' наша не тамъ» а з д Ъ с ь , 
она не внЪ насъ, она въ насъ самих ъ. Но мы 
должны бороться за то, чтобы не осталась она только 
въ насъ: на этомъ погибла идея христ1анства. И 
здЬсь также — „у насъ все наоборотъ" . . . 

Сильными, радостными образами кончаетъ поэтъ эту 
свою „богоборческую'^ и всю пронизанную дыхан1емъ 
новой вЪры поэму, котор}гю не исчерпалъ я и на- 
половину. Его будутъ упрекать за „кощунство'^ за 
,уНев'Ьр1е^9 — сл'Ьпые вожди слЪпыхъ, сами не имеющ1е 
своей вЪры ни на маковое зерно! А онъ въ свою — 
вЪритъ твердо и знаетъ, что правда его — въ немъ: 

Слава въ вышнихъ Богу 
И на землЪ миръ! 
МЪсяцъ синимъ рогомъ 
Тучи прободилъ . . . 

Кто-то вывелъ гуся 
Изъ яйца зв'ЬздЫу 
Св-Ьтлаго Исуса 
Проклевать слЪды. 

Кто-то съ новой вЪрой, 
Безъ креста и В1укъ, 
Натянулъ на небЪ 
Радугу, какъ лукъ. 

Радуйся, С10не, 
Проливай свой св^тъ! 



/ 



I 



-- 28 -- 

Новый въ небосклоне 
ВызрЪлъ Назареть. 

Новый на кобылЪ 
Ъдеть къ М1ру Спасъ. 
Наша в^ра — въ сил'Ьу 
Наша правда — въ насъ! 

Подлинно такъ. И при яркости этихъ словъ, 
скажите: не глухо-ли, точно откуда-то изъ преисподней, 
ввучитъ голосъ ,,разслабленныхъ интеллигентовъ^ и 
длинно-волосыхъ писателей-вит1Й — „погибла Росс1я1" 
Въ какой м1ровой дырЪ надо сидеть, чтобы только 
это вид'Ьть и чувствовать въ нынешней вселенской 
катастрофе? Какъ не видеть въ нарождающейся 
новой Росс! и, во всемъ мхрЪ — у9Инон1и'^ гдЪ живетъ 
божество живыхъ? 

Напрасны слова, — не увидятъ и не почувствуютъ. 
ВЪдь это про нихъ сказано выше: „ушавш своими 
тяжко слышать, и очи свои сомкнули, ^тобы какъ-либо 
не узр'Ьть очами, не услышать ушами, не уразумЪть 
сердцемъ^' ... 



7. 

Поэмы Блока, Есенина, БЪлаго — поэмы „пророче- 
ская^, поскольку каждый подлинный поэтъ есть 
„пророкъ''. И всЪ истинные поэты всЪхъ временъ — 
всегда были „пророками'' вселенской идеи своего 
времени, всегда черезъ настоящее провидели въ 
будущемъ Инон1Ю. И хочется, послЪ поэтовъ со- 
временныхъ, еще разъ вспомнить великаго пророка- 
поэта 'минувшаго стол'Ьт1я, видЪвшаго еще тогда 
тЬ дали, которыя мы только начинаемъ видЪть теперь. 

Вспомните : во второй части „Фауста** Гете — вне- 
запное, нежданное землетрясен1е — „Сейсмосъ** — 
разсЬкаетъ землю провалами, погребаетъ долины подъ 
обломками, рушить старыя горы, вздымаетъ къ небу 
новыя. 



— 29 — 

Новый М1ръ долженъ родиться изъ безсмысленнаго 
хаоса потрясенной земли; съ неудержимой силой, „съ 
невЪроятнымъ стремлен1емъ^' рождается новая земля 
подъ новымъ небомъ, рождается мИнон1я'^ рождается 
новый 1, радостный народъ'' для новой жизни: 

1еЬс1 80, т1( ип^еЬеигеш 51геЬеп, 
Ьгап^ аи5 (1ет АЬ^шпс! 1сЬ Ьегаи{: 
Цпс! {ог(1ге 1аи1 ги пеиет ЬеЬеп 
М1Г (гоЫ1сЬе Ве^гоЬпег аи{! 

И все равно, какое бы историческое имя ни носило 
это землетрясен1е — будь то христ1анство первыхъ 
вЪковъ, перевернувшее М1ръ, будь то соцхализвгь 
грядущихъ в'Ьковъ, победа котораго еще впереди — 
все равно: тамъ, гд'Ь рушить и воздигаетъ эпохи м!- 
ровой Сейсмосъ — тамъ густой толпой спЪшатъ 
овлад'Ьть плодами победы многочисленные гетевск1е 
,,Пигмеи^. О н ъ м'Ьняетъ лицо земли м1ровыми об- 
валами; они — тотчасъ находятъ въ нихъ удобныя 
щели, гдЪ можно снова начать строить прочную, теп- 
лую, тараканью жизнь. Правъ Гете: „всякая зевяля^ 
годится ААЯ м1ровыхъ мЬщанъ, духовныхъ „Пигмеевъ^ 
и „карликъ съ карлицей'' — „туть какъ туть** вездЪ, 
гд4 лишь* утихаетъ зев1\етрясен1е: 

2и (1е8 ЬеЬепз ЫзН^ет 51(ге 

Е1рте1 81сЬ е1п те(1е5 Ьапс1, 

2е1^( $1сЬ е1пе геЬепп^ге, 

Ь^ аисЬ 8сЬоп Лет 7»у/ет^ гиг Нап(1. 

2мгег^ ип(1 Хугетрп, газсЬ гит РЫве, 

Ми51егЬа(1 е1п ]ес1ез Рааг • . • 

И не все-ли равно, какое имя носятъ эти „Цигмеи'' 
— будь то историческое христ1анство двухъ десятковъ 
минувшихъ вЪковъ, будь то мЬщансюй соц1ализмъ 
нытЬшнихъ и многихъ грядущихъ дней? 

М1ровые „Пигмеи'', м1ровой „Сейсмосъ", носятъ 
въ истор1и МНОГ1Я имбна. Но эти два всечелов'Ь* 



— 30 — 

ческихъ землетрясен1Яу съ ихъ неизбежными по- 
сл'Ьдств1ямИу эти два м1ровыхъ переворота — Христ!- 
анство и Соц1ализмъ — являются для европейскаго 
челов'Ьчества величайшими и могуть быть другь другу 
сопоставлены и противопоставлены. И не для того, 
чтобы отъ смЬшен1я ихъ родилось ублюдочное и 
жалкое соц1алистическое христ1анство и христ1анск1Й 
соц1ализмъ, а для того, чтобы выявились передъ нами 
далеюе историчесюе пути отъ проихлыхъ совершен1Й 
христ1анства къ грядущимъ судьбамъ сощализма. 

Соц1ализмъ нашихъ дней — подлинно лишь первая 
„щель", въ которую торопливо внедряются много- 
численные и многообразные карлики и пигмеи стараго 
М1ра, но сквозь которую уже брежжутъ намъ лучи шра 
иного, новаго преображеннаго. Соц1ализмъближайшаго 
будущего неизбежно, хотя и временно, будетъ преданъ 
и загубленъ м1ровыми мЬщанами разныхъ облич1Й, но 
именно потовяу намъ и дороги въ немъ не „пигмейсюе" 
его черты, не мЬщанск1я его свойства, а то вечное, 
что таитъ въ себЪ залоги будущихъ поб^дъ надъ 
„пигмеями", будущихъ преодолън1Й надъ мЬщанами, 
то вечное, о чемъ гласятъ слова того-же поэта- 
пророка: 

Ты помчался несдержимо, 

Въ даль невольно увлеченъ; 

Ты презр'Ьлъ неукротимо 

И обычай, и законъ. 

Светлый умъ къ дЪламъ нетл'Ьннымъ 

Бодрость чистую привелъ; 

Гнался ты за совершеннымъ. 

Но его ты не нашелъ. 

Кто найдетъ? — Вопросъ печальный! 

Рокъ отв'Ьта не даетъ 

Въ дни, когда многострадальный 

Весь въ крови молчитъ народъ . . . 

Что это — п'Ьсня смерти или победы ? пЪсня рож- 
дешя или поражены? — Многимъ-ли ясно, что пора- 



— 31 — 

жеше и смерть — залогъ новаго рожден1Я9 новой 
победы. Но победа — впереди. Въ ожидан1И ея 
(мнопе годы ожидан1я, мног1я десятилЪт1Я| быть- 
можеть!) надо теперь упорно, пристально и твердо 
вглядываться въ былыя поражен!я мхровой идеи, 
оценивая силы в^чнаго ея врага, в^чнаго мирового 
Пигмея, Карлика, Мещанина; надо твердо вскрыть 
причины поражен1я вселенской идеи въ далекомъ 
прошломъ, чтобы суметь наметить пути ея победы 
въ далекомъ будущемъ. Только тогда станетъ навсъ 
ясно, какими силами челов'Ькъ пробьетъ путь къ тому 
чаемому граду, „гдЪ живетъ божество живыхъ.^ 



ХРИСТОСЪ 
ВОСКРЕСЕ. 

(ПОЭМА.) 



1. 

Въ глухихъ 
Судьбинахъу 
Въ земныхъ 
Глубинахъ, 
Въ в'Ькахъ, 
Въ народахъу 
Въ сплошныхъ 
Синеродахъ 
Небесъ — 

— Да пребудетъ 
ВЪсть: 

— „Христосъ 
Воскресъ!" — 

Естьу 

БылО| 

Будетъ. 



2. 

Перегорающее страдан1е 
С1Я1пемъ 



— 36 — 



Омолнило 

Ликъу 

Какъ алмазъ, — 

— Когда что-то 
Блеснувши неимовЪрно, 
Преисполнило этого челов'Ька, 
Простирающаго длани 

Отъ в'Ька и до в'Ька — 
— За насъ; 

— Когда что-то. 
Зареяло 

Изъ внЬ — времени. 

Пронизывая его отъ темени 

До пяты ... 
И пров'Ьяло 
Въ ухо 

Вострубленной 
Бурею Духа: 

„Сынъ^ 

„Возлюбленный — 
„Ты!" 
ЗарЪя 

Огромными зорями 
Въ неб'Ь, 

Прорезалась Назарея ... 
Жреб1Й — 

Былъ брошенъ. 



— 37 — 



3. 



Толпы народа 

Въ 1орда1гЬ 

Увидали явственно: два 

Крыла. 

С1ЯН1еМЪ 

Преисполнились 

Длани 

Этого человека . . . 

И перегорающимъ страдан1емъ 

ВЪка 

Омолнилась 

Голова. 

И по толпамъ 

Народа 

Желтымъ 

Маревомъ, 

Какъ заревомъ 

Запрядала разорванная мгла, — 

Надъу какъ дымъ. 

Сквозною головою 

В'Ьющею 

В-Ьрою 

Кропя Его слова, — 



— 40 — 



5. 



Голова 

ОкровавленнагОу 
Лохматаго 
Разбойника, 
Распятаго — 

— Какъ и Онъ — 
Хохотомъ 

Насмешливо приветствовала: 

— „Господи, 

— „Пр1емли 
ууНовоявленнаго 
Сына Твоего!" 

И тяжелымъ грохотомъ 

Ответствовали 

Земли. 



б. 

Въ опрокинутое м1ровое дно. 

Где не было никакого солнца» которое 

На 1ордани 

Слетело, 

Низринутое 

Въ это тело, 

Перстное и преисполненное бремени — 

Какое-то ужасное Оно, 



— 41 — 



Съ мотающимися перепутанными волосами. 

Угасая 

И простирая рванныя 

Израненныя 

ДланИу — 

Въ девятый часъ 

Хрипло крикнуло изъ темени 

На насъ: 

— У|Илй . . . Савахеани!'' 



7. 

Деревянное тЬло 

Съ темными пятнами вцадинъ 

Провалившихся странно 

Глазъ 

ДеревенЪющаго Лика, ^— 

Проволокли, — 

Точно желтую палку, 

Забинтованную 

Въ шелестящ1я пелены — 

Проволокли 

Въ ей уготованныя 

Глубины, 



— 42 — 

Бевъ словъ 

И безъ вЪры 

Въ воскресенье • . . 

Проволокли 
Въ пещеры — 

Въ тускломъ осв'Ьщен1и 
Красныхъ факеловъ. 



8. 

Отъ огромной скорби 
Господней 
Упадали удары 
Изъ преисподней — 

Въ тяжелый, 

Старый 

Шаръ. 

Обрушились суши 

И горы, 

Изгорбились 

Бурей озера • • • 

И взгорбились долы . • • 

Разламывались холмы • . . 



— 43 — 

А души — 

Душа за душою — 

Валились въ глух1я тьмы. 

Проступали въ туманы 

Неясныя 

Пасти 

Чудовищной глубины . . . 

Обнажались 

Обманы 

И ужасныя 

Страсти 

Выб'Ьжавшаго на бЪлый св'Ьтъ 

Сатаны. 

Въ землетрясен1яхь и пожарахъ 

Разрывались 

Старые шары 

Планетъ. 



9. 



По огромной. 
По темной, 
Вселенной — 
Шатаясь — 



— 44 — 

Таскался М1ръ 

Облекаясь, 

Какъ В1> саванъ тленный, 

Въ радлагающ1Йся эеиръ. 

Было виднОу какъ два вампира 
Съ гримасою красныхъ губъ 
Волокли по дорогамъ М1ра 
Забинтованный трупъ. 



10. 

Намъу желтЪяу 

Въ насъ безъ мысли 

Подымаясь, какъ вопросъ, — 

Эти проткнутыя ребра/ 

Перекрученныя руки, 

Препоясанныя чресла — 

Въ девятнадцатомъ столЪт1и провисли: 

— „Господи 

„И это 

„Былъ — 

„Христосъ?" 

Но это — 
Воскресло . . . 



— 45 — 

Снова тамъ 

Терновые 

ВЪнцы. 

Снова намъ — 

Провисли 

Мертвецы 

Подъ двумя столбами съ перекладиною. 

Хриплыми глухими голосами, 

Перепутанными волосами, 

ОстеклЪлой впадиною 

Глазъ — 

Угрожая, мертвенныя 

Мысли, 

Остро, грозно, мертвенно 

Прорезываются въ насъ. 



11. 

Разбойники 

И насильники — 

Мы. 

Мы надъ тЬломъ Покойника 
Посыпаемъ пепломъ власы 
И погашаемъ 
Светильники. 



Въ прежней 6еад1гЬ 

Бе8вЪр1я 

Мы,- 

Не понимая, 

Что именно въ ати дни н часы — 

Совершается 
М!ровая 
Мистер!я . . , 



Мы забыли: — 

Ияъ тенныхт) " 

РасколОБъ 

Въ пещеру, гдЪ трупъ лежалъ, 

Съ раскалевныхъ, 



ВЪжалъ. 

Отбросило старый камень, 

Сорваны пелены: 



— 47 — 

ТЬло, 

Оть почвы оторванное, 

СлетЬло 

Сквозь землю 

Въ разъятые глубины. 



13. 

Трупъ изъ внЬ-времени, 

Лазурей 

Пронизанный отъ темени 

До ПЯТЫу 

Бурей 

— Вострубленной 
Вытянулся отъ земли до эеира • • • 

И грянуло въ ухо 
М1ра: 

— „Сынъ, 
„Возлюбленный — 

Ды1« 

Пресуществленныя божественно 
Пелены, 
Какъ порфира, 
Расширенная безъ мЪры, 
Пронизывали м1ровое пространство, 
Выструиваясь изъ земли. 



— 48 — 



Пресуществленное невещественно 

Т4ло — 

Въ пространство 

РадВ'Ь51ло атмосферы, 

Которыя С1яюще протекли. 

Изъ пустыни 
ВнЬ времени 
Переполнилось св'Ьтами 
М1ровое дно, — 

Какъ оно — 

Т-Ьло 

Солнечнаго челов'Ька, 

С1яющее новозав'Ьтными л'Ьтами 

И ставшее отнын'Ь 

И до в'Ька — 

ТЪломъ земли. 
Вспыхнула вселенной 
Голова 
И нетленно 
Простертый длани 
Отъ Запада до Востока, — 

Какъ два 

Крыла 

Орла, 

С1ЯЮЩ1Я издалека. 



— 49 — 



14. 



* 


Страна моя 


■ 


Есть 


1 


Могила, 




Простершая 


1 


Бледный 


1 

■ 


Крестъ, — 


/ 

I 


Въ суровые своды 




Неба, 




И — 




Въ неизв'Ьстности 




МЬсть. 




Обвили убопя 




Местности 




БЪдный, 




Убог1Й крестъ — 




Въ сух1е, 




Строг1е 




Колосья хлЪба, 




Вытарчивающ1е окрестъ. 




Святое, 




Пустое 




М-Ьсто, — 




Въ святынЪ 




Твои сыны! 



— 50 — 

РоСС1Я, 

Ты нынЪ 
Невеста ... 
Пр1емли 
Въсть 
Весны • . • 

Земли, 

Прорд^йте 

Цветами 

И прозеленгЬйте 

Березами: 

Есть — 

Воскресен1е . . . 
Съ нами — 
Спасен1е • . . 

Исходить огромными розами 
Прорастающ1Й крестъ! 

15. 

Железнодорожная 

Лин1я . . . 

Красные, зеленые, сите 

Огоньки, 

И взлетаюпря 

СтрСлки, — 



- 51 — 



Все, все, все 
Сулить 
Невозможное . . • 

Твердятъ 

Голосящке 

Вдали паровики, 

УбЪгающ1е • 

По лиши: 

,,Да здравствуеть трет1й 

Интернащоналъ^. 

Мелк1Й 

Дождичекъ стрекочетъ 

И твердить: 

„Трет1Й 

Интернац1ональ". 

Выкидываеть телеграфная лента: 
„Интернац10наль^ . . . 

Жел'Ьзнодорожная 

ЛИН1Я, 

Убегающая вь скти 

Тумановь — 

Голосить свистками распропагандирован- 

наго 
Паровика, 
Про невозможное. 



— 52 — 



И раскидываеть свои блески — 
За ветвями зеленЪющаго тополя • • • 
Раздаются сух1е трески 
Револьверныхъ переливовъ. 



16. 

А изъ пушечнаго гула 

Сутуло 

Просунулась спина 

Очкастаго, разслабленнаго 

Интеллигента. 

Видна, — 

Мохнатая голова, 

Произносящая 

Негодующ1я 

Слова 

О значен1и 

Константинополя 

И проливовъ. — 

Вз> дующ1я 

Пространства 

И въ сух1е трески 

Револьверныхъ взрывовъ • • • 




— 53 — 



На мгновен1е 

Водворяется странная 

Тишина, — 

Въ которую произносятся слова 

Разслабленнаго 

Интеллигента. 



17. 

Браунингъ 
Краснымъ хохотомъ 
Разрывается въ воздухъ, — 

Т-Ьло окровавленнаго 
Железнодорожника 
Падаетъ подъ грохотомъ. 

Подымаютъ его 
Два безбожника 
Подъ заборомъ ... 

На кого-то напали . . . 

На крикъ и на слезы — 

ОтвЪтствуютъ паровозы. 

Да хоромъ 

Поютъ о братстве народовъ . . . 



— 54 — 



Знамена отвЪтствують 
Лепетомъ. 



И воробьи съ пригородныхъ огородовъ 

Прив-Ьтствують 

Щебетомъ — 

Падающихъ покойниковъ. 



18. 

Обороняясь отъ кого-то 
Заваливаетъ дровами ворота 
Весь домовый комитетъ. 

Подъ железными воротами-^ 
Кто-то . . . 

ЗлаЯу лающая тьма 

Прилегла — 

Нападаетъ 

Пулеметами 

На дома, — 

И на членовъ домоваго комитета. 

Обнимаеть 
Странными туманами 
ТЬла, — 



- 55 - 



Злая, лающая тьма 
Нападаеть 
Изъ-внЪ — времени- 
Пулеметами . . . 



19. 

Изъ раздробленнаго 

Темени 

Съ переломленной 

Р^и — 

Хлещуть красными 
Фонтанами 
Ручьи ... 

И какое-то ужасное оно 

Съ мотающимися перекрученными 

Руками 

И неясными 

Пятнами впадинъ 

Глазъ — 

Стремительно 

Проволокли — 

Точно желтую забинтованную 

Палку, — 



— 56 — 

Подъ ослепительный 
Алмазъ 

Стоящаго вдали 
Автомобиля. 

20. 

Это жалкое, желтое гЬло 
Пятнами впадинъ 
Глазъу — 

Провисая между двухъ перекладикъ 

Изъ тьмы 

Вперяется 

Въ насъ. 

Это жалкое, желтое т^о 

Проволакиваемъ : 

Мы - 

Въ себя: — 

Во тьмы 
У пещеры 
БеавЪрЕя, --^ 
Не понимая, 
Что эта мистер1я 
Совершается нами — 

— Въ насъ, 
Наше жалкое, желтое тЪло 
Пятнами впадинъ 
Глазъ, — 



— 57 — 



Провисая межъ двухъ перекладинъ 
Изъ тьмы 
Вперяется 
Въ насъ. 



21. 

А в^сть 
Прогремела Осанной. 

Есть 

Странный 

Пламень 

Въ пещере безвЪр1я, — 

Когда озаряется 

Мгла 

И отъ насъ 

Отваливаются 

Т4ла, — 

Какъ падающ1Й камень. 



22. 



РоСС1Я, 

Страна моя — 



— 58 — 

Ты — та самая, 
Облеченная солнцемъ Жена, 
Къ которой 
Возносятся 
Взоры . . . 

Вижу явственно я: 

Росс1я, 
Моя, — 
Богоносица, 
Поб'Ьждающая Зм1я . . . 

Народы, 

Населяющ1е Тебя 

Изъ дыма 

Простерли 

Длани* 

Въ Твои пространства, — 

Преисполненныя 1гЬн1я 

И огня 

Слетающаго Серафима. 

И что-то въ горл-Ь 

У меня 

Сжимается отъ умилен1я. 



я знаю: огронная атмосфера 
С!ян!е>гь 

На каждаго иэъ нас1>, — 

страдан1емъ 
В^ка 

Омолвится 
Голова 
Каждаго человека. 

И слово 

Столцее иынЪ 

По середине 

Сердца, 

Бурями вострубленной 

Весны, 

Простерло 

ГласяЩ1я глубины 

Иэъ огненнаго горла: 

— Сыны 

Возлюбленные, — 
„Христосъ Воскресъ". 



ТОВАРИЩЪ. 



Онъ былъ сыномъ простого рабочего, 

И повесть о немъ очень короткая. 

Только и было въ немъ, что волосы, какъ ночь, 

Да глаза голубые, кротк1е. 

Отецъ его съ утра до вечера 

Гнулъ спину, чтобъ прокормить крошку; 

Но ему д'Ьлать было нечего, 

И были у него товарищи: Христосъ да кошка. 

Кошка была старая, глухая, 

Ни мышей, ни мухъ не слышала; 

А Христосъ сид'клъ на рукахъ у Матери 

И смотр'Ьлъ съ иконы на голубей подъ крышей. 

Жилъ Мартинъ и никто о немъ не в-Ьдалъ. 
Грустно стучали дни, словно дождь по железу. 
И только иногда за скуднымъ обЪдомъ 
Училъ его отецъ распевать марсельезу. 

„Вырастешь, — говорилъ онъ, — поймешь: 
Разгадаешь, отчего мы такъ нищи!'' 
И глухо дрожалъ его щербатый ножъ 
Надъ черствой горбушкой насущной пищи. 



— 64 — 



Но воть, подъ тесовымъ 

Окномъ — 
Два в'Ьтра взмахнули 

Крыломъ, 

То съ вешнею полынью 
Водъ 

Взметнулся РоСС1ЙСК1Й 

Народъ . . . 

Ревуть валы, 
Поетъ гроза. 
Изъ синей мглы 
Горятъ глаза. 

За взмахомъ взмахъ, 
Надъ трупомъ трупъ, 
Ломаетъ страхъ 
Свой кр^пк1Й зубъ. 

Все взлетъ и взлетъ, 
Все крикъ и крикъ! 
Въ бездонный ротъ 
Б'Ьжитъ родникъ . . . 

И вотъ кому-то пробилъ 
Посл'Ьдн1Йу грустный часъ . . . 
Но верьте, онъ не сроб'Ьлъ 
Предъ силой вражьихъ глазъ! 



— 65 — 

Душа его, какъ прежде, 
Безстрашна и крепка, 
И тянется къ надежде 
Безкровная рука. 

Онъ не задаромъ прожилъ, 
Недаромъ мялъ цв'Ьты, 
Но не на васъ похожи 
Угасш1я мечты ... 

Нечаянно, негаданно съ родимаго крыльца 
Донесся до Мартина послЪдн1й крикъ отца. 

Съ погасшими глазами, съ пугливой синью губъ, 
Упалъ онъ на кол'Ьни, обнявъ холодный трупъ. 

Но вотъ приподнялъ брови, протеръ рукой глаза, 
ВбЪжалъ обратно въ хату и сталъ подъ образа. 

„Исусъ, Исусъ, ты слышишь? Ты видишь? Я одинъ! 
Тебя зоветъ и кличетъ товарищъ твой, Мартинъ . . . 

Отецъ лежитъ убитый, но онъ не палъ, какъ трусъ! 
Я слышу, онъ зоветъ насъ, о в'Ьрный мой Исусъ! 

Зоветъ онъ насъ на помощь, гдЪ бьется руссюй людъ. 
Белить стоять за волю, за равенство, за трудъ!'^ 

И ласково прхемля 
РЪчей невинныхъ звукъ, 
Сошелъ Исусъ на землю 
Съ неколебимыхъ рукъ. 



— 66 — 



Идуть рука съ рукою, 
А ночь черна, черна! • . • 
И пыжится бЪдою 
СЪдая тишина. 

Мечты цвЪтутъ надеждой 
Про в-Ьчный, вольный рокъ. 
Обоимъ нЬжитъ вЪжды 
Февральск1Й в'ктерокъ. 

Но вдругь . . . огни сверкнули . . . 
Залаялъ мЪдный грузъ . . . 
И палъ сраженный пулей, 
Младенецъ 1исусъ. 

Слушайте: 

Больше нЪтъ воскресенья! 
ТЪло его предали погребенью: 
Онъ лежить 

На Марсовомъ 
Пол-Ь. 

А тамъ, гдЪ осталась Мать, 
ГдЪ Ему не бывать 

БолЪ, 
Сидитъ у окошка 
Старая кошка, 
Ловить лапой луну . . . 



\ 



1 



— 67 — 



Ползаетъ Мартинъ по полу: 

„Соколы вы мои, СОКОЛЫ| 

Въ плЪну вы, 

Въ пл-Ьну!" 
Голосъ его все глуше, глуше: 
Кто-то давить его, кто-то душить, 

Палить огнемъ. 

Но спокойно звенить 

За окномъ. 
То погаснувъ, то вспыхнувъ 

Снова, 
Железное 

Слово: 

„ Рре-ес-пуу-ублика 1 ^ 



ИН0Н1Я. 



1. 

Не устрашуся гибели, 
Ни КОП1Й, ни стр'Ьлъ дождей. 
Такъ говорить по 6ибл1и 
Пророкъ Есенинъ СергЬй. 

Время мое приспело. 
Не страшенъ мнЪ лязгь кнута. 
Т%ло, Христово тЬло, 
Выплевываю изо рта. 

Не хочу воспр1ять спасен1я 
Черезъ муки его и крестъ: 
Я иное постигь учен1е 
Прободающихъ в'Ьчность звЪздъ. 

Я иное узр-Ьлъ пришествхе — 
Гд-Ь не пляшетъ надъ правдою смерть. 
Какъ овцу отъ поганой шерсти я 
Остригу голубую твердь. 

Подыму свои руки къ мЪсяцу, 
Раскушу его, какъ ор'Ьхъ. 
Не хочу я небесъ безъ лЪстницы, 
Не хочу, чтобы падалъ снЪгъ. 



— 72 — 



Не хочу, чтобъ увсЬло хмуриться 
На озерахъ зари лицо. 
Я сегодня снесся, какъ курица, 
Золотымъ словеснымъ яйцомъ. 

Я сегодня рукой упругою 
Готовъ повернуть весь М1ръ . . . 
Грозовою расплескались вьюгою 
Отъ плечей моихъ восемь крылъ. 



2. 



Колокольные надъ Русью клики. 
Это плачуть стЪны Крев1ля. 
Нын'Ь, какъ Петръ Велик1Й, 
Вздыбливаю тебя, зев1ля1 

Протянусь до незримаго города, 
Млечный прокушу покровъ. 
Даже Богу я выщиплю бороду 
Оскаломъ моихъ зубовъ. 

Ухвачу его за гриву б'Ьл}гю, 
И скажу ему голосомъ вьюгъ: 
Я инымъ тебя. Господи, сдЪлаю, 
Чтобы зрЪлъ мой словесный лугъ! 



— 73 — 

Проклинаю я дыхан1е Китежа 

И всЬ лощины его дорогъ. 

Я хочу, чтобъ на бездонномъ вытяж'Ь 

Мы воздвигли себ^ чертогъ. 

Языковгь вылижу на иконахъ я 
Лики мучениковъ и святыхъ. 
ОбЪщаю вамъ градъ Инои1Ю, 
ГдЪ живеть Божество живыхъ! 

Плачь и рыдайу Москов1я! 
Новый пришелъ Индикопловъ. 
ВсЬ молитвы въ твоевАъ часослове я 
Проклюю моимъ клювомъ словъ. 

Уведу твой народъ отъ упован1Яу 
Дамъ ему в'Ьру и мощь, 
Чтобы плугомъ онъ въ зори ранн1я 
Распахивалъ сь солнцемъ мощь. 

Чтобы поле его словесное 
Вырощало ульями злакъ, 
Чтобы зерна подъ крышей небесною 
Озлащали, какъ пчелы, мракъ. 

Проклинаю тебя я, Радонежъ, 
Твои пятки и всЬ сл'Ьды! 
Ты огня золотого залежи 
Разрыхлялъ киркою воды. 



— 74 — 

Стая тучъ твоихъ/ по волчьи лающихъ 
Словно стая злющихъ волковъ, 
ВсЪхъ зовущихъ и всЬхъ дерзающихъ 
Прободала копьемъ клыковъ. 

Твое солнце когтистыми лапами 
Прокогтялося въ душу» какъ ножъ. 
На рЪкахъ Вавилонскихъ мы плакали 
И кровавый мочилъ насъ дождь. 

Нын'Ь же» какъ Петръ Велиюй, 
Я рушу подъ тобою твердь. 
Подъ гармоники пьяной клики 
Заставлю плясать и смерть. 

Говорю вамъ — вы всЬ погибнете» 
ВсЬхъ задушить васъ вЪры мохъ. 
По иному надъ нашей выгибью 
Всп]гхъ, незримой коровой» Богь. 

И напрасно въ пещеры селятся 
Т'Ь» кому ненавистенъ ревъ. 
Все равно — Онъ инымъ отелится 
Солнцемъ въ нашъ руссюй кровъ. 

Все равно онъ спалить телешемъ 
Что ковало рЪк'Ь брега. 
Разгвоздятъ м1ровое кипЪн1е 
Золотые его рога. 



— 75 — 

Новый сойдегь Олимп1й 
Начертать его новый ликъ. 
Говорю вавп> — весь воздухъ выпью 
И кометой вытяну языкъ. 

До Египта раскорячу ноги, 
Раскую съ васъ подковы всукъ . . . 
Въ оба полюса снЬжнорог1е 
Вопьюся клещами рукъ. 

Кол'Ьномъ придавлю Экваторъ 
И подъ бури и вихря плачъ, 
Пополамъ нашу землю-матерь 
Разломлю, какъ златой калачъ. 

И въ провалъу отЪненный бездною, 
Чтобы М1ръ весь слышалъ трескъ, 
Я главу свою власозвЪздную 
Просуну, какъ солнечный блескъ. 

И четыре солнца изъ облачья, 
Какъ четыре бочки съ горы. 
Золотые разсыпавъ обручи, 
Скатясь, всколыхнуть М1ры. 

3. 

И тебЪ говорю, Америка, 
Отколотая половина земли, — 
Страшись по морямъ безвЪр1я 
Железные пускать корабли! 



— 76 — 



Не отягивай чугунной радугой 
Нивъ и гранитоыъ р'Ькъ. 
Только водью свободной Ладоги 
Просверлить 6ыт1е челов'Ькъ! 

Не вбивай руками синими 
Въ пустошь потолокъ небесъ: 
Не построить шляпками гвоздиными 
С1ян1е далекихъ зв'Ьздъ. 

Не залить огневого брожен1я 
Лавой стальной руды. 
Новаго вознесен1я 
Я оставлю на земл'Ь сл'Ьды. 

Пятками съ облаковъ свЪсюсЬу 
Прокопытю тучиу какъ лось; 
Колесами солнце и мЬсяцъ 
Над'Ьну на земную ось. 

Говорю тебЬ — не пой молебств1я 
Проволочнымъ твоимъ лучамъ. 
Не осв'Ьтятъ они пришеств1я 
Б'Ьгущаго овцой по горав1ъ1 

Сыщется въ тебЪ стрЪлокъ еще. 
Пустить вь его грудь стрелу. 
Словно полымя сь б^ой шерсти его 
Брызнеть теплая кровь во мглу. 



— 77 — 



Звездами золотыя копытца 
Скатятся, взбороздивъ мощь. 
И опять замелькаетъ спицами 
Надъ чулкомъ ея чернымъ дождь. 

Возгремлю я тогда колесами 
Солнца и луны, какъ громъ; 
Какъ пожаръу размечу волосья 
И лицо закрою крыломъ. 

За уши встряхну я горы, 
Копьями вытяну ковыль. 
ВсЬ тыны твои, всЬ заборы 
Горстью смету, какъ пыль. 

Опалю твои нивы и рощи. 
Осушу всЪ рЪки и моря. 
Кобелемъ исхудалымъ, тощимъ 
Завоетъ надъ зевслей заря. 

Языкомъ отъ колючей жажды 
Будетъ син1е лизать небеса, 
И какъ ведра въ провалъ овражный 
Будетъ злые спускать глаза. 

Но не зачерпнуть въ долине 
Воды они, гд-Ь бЪжалъ потокъ; 
Съ сухой загрубелой глиной 
Прикроетъ ихъ дно песокъ.